Хольмгард — Остров Русов.

В скандинавском эпосе выделяется особый слой саг, так называемых «саг о древних временах» или «лживых саг», рассказывающих о легендарных временах V-VIII веков, к которым примыкают также ряд саг о событиях IX-XI веков, происходивших не в Скандинавии, но со скандинавами. Как правило, речь идет о Восточной Европе. Именно в этих сагах мы встречаем самые ранние упоминания о русском государстве, которое именуется скандинавами «Гардарики» — Огражденное королевство (а вовсе не страна городов!), «Хольмгард» — Остров – крепость или «Хольмгардарики». Во времена, когда начали записывать саги, сказители уже не помнили, о какой именно стране шла речь, и неизбежно переносили действие в Киевскую Русь, с которой скандинавы познакомились в действительности не ранее 970х годов, когда новгородцы призвали на княжение Владимира Святославича. Ни одного русского кагана ранее Владимира саги не знают. Именно Владимир первым стал нанимать скандинавов к себе на службу. Тогда наемники и перенесли на Киевскую Русь древние русские названия из своих легенд – Новгород (столица первых известных им русских правителей Владимира и Ярослава) получила имя Хольмгарда, само Русское государство стало называться Гардарики. Однако, о какой Руси повествуют «лживые саги»?

Ответ на этот вопрос осложняет то обстоятельство, что почти все «лживые саги» окутаны неким ареолом сказочности, легендарности и мифологичности. Мы постоянно встречаем на их страницах драконов, великанов, чудесных зверей, монстров, колдунов и карликов. Однако есть среди них цикл преданий, передающих генеалогию основателя правящих родов Швеции и Дании (т.н. династия Мунсе по Википедии), сменивших древние династии Инглингов и Скьельдунгов, Сигурда Ринга, которая теснейшим образом переплетается с древними русскими правителями.

Начинается история примерно в V веке новой эры, когда конунгом Гардарики становится сын Бога Одина Сигрлами. О предании, посвященному переселению Одина и его народа на Север из Фракии подробный разговор будет в Приложении, здесь же достаточно сказать, что Один оставлял править на покорившихся ему землях своих сыновей: Ингви – предок Инглингов получил Швецию, Скьельд – Данию, Сиги – предок легендарных Вельсунгов – Страну Франков, Бельдег или Бальдр – Восточную Саксонию, а Вегдег – предок Хенгиста и Хорсы – Вестфалию. Одним из таких сыновей был и Сигрлами. Основное предание, сохраненное Снорри Стурлусоном его не знает, но упоминает «Сага о Хервер». Список братьев Сигрлами и их владений, сосредоточенных в Северной Европе, позволяет нам поместить изначальную Гардарику в этом же регионе, по соседству с Саксонией и Скандинавией и другие предания, норвежские и датские, в которых Гардарика описывается как страна по соседству с Вендландом и Данией, это подтверждает. Искать долго не приходится – это остров Рюген, остров ругов – русов, где их знает еще Тацит! Итак, Сигрлами наследует его сын Свафрлами, первый хозяин волшебного, но проклятого меча Тюрфинга, добытого у карликов, вокруг которого и разворачивается дальнейшая история. Русского конунга убил викинг Арнгрим из Халоголанда (Северная Норвегия), потомок великанов. Арнгрим взял в жены дочь Свафрлами Эйфуру. От этого брака родились 12 сыновей – берсеркеров, среди которых были Ангантюр, легендарный вождь северных готов и Сэминг, родоначальник знатных родов Норвегии (по другой версии он был сыном Одина). Женой Ангантюра была Тофа или Свафа, дочь ярла Альдегьюборга – Ладоги (!), родившая ему дочь Хервер, которой и посвящена сага. Ангантюр пал в битве на острове Самсэ в борьбе с героями Гьялмаром и Орваром-Оддом (персонажи «Саги об Орвар-Одде», многие исследователи склонны видеть в заглавном герое летописного Олега Вещего!). Его дочь стала воительницей и колдуньей. Она открыла курган отца и получила от духа Ангантюра проклятый меч Тюрфинг. В свою очередь Хервер стала женой судьи Гофунда и родила двух сыновей – Ангантюра и Хейдрика, которого особенно любила и которому подарила свой меч. Хейдрик убил брата в междуусобной стычке, но в последствии стал великим героем и несколько раз удачно женился. Первой его женой стала дочь конунга Рейдготланда (еще одна загадочная страна, реальное местоположение которой забыли скандинавские сказители, еще А. Ф. Гильфердинг в «Истории балтийских славян» (1855 г.) внимательно изучив скандинавские предания, пришел к выводу, что речь идет о столице велетов Радигоще!) Харальда Хельге. Тесть оставил Хейдрику в наследство свой престол, а Хельга родила сына Ангантюра. От дочери Хумли, конунга гуннов, родился Хледр, ставший наследником деда. Хледр воевал со своим братом Ангантюром. Еще одной женой Хейдрика была Сифка из Финнланда. Наконец дочь хольмгардского конунга Роллауга (здесь, впервые, вместо Гардарики назван Хольмгард!) Гергерда родила ему дочь Хервер. Русский тесть отдал в приданное дочери подвластный ему Вендланд, то есть страну балтийских славян. Хервер Младшую убил Хледр, а сам Хейдрик был убит в итоге одним из своих рабов. Меч Тюрфинг в итоге получил Ангантюр. Его союзником был сын Роллауга Гергейр. В саге ничего не говорится о родстве между Сигрлами и Роллаугом. Из контекста саги становится понятным, что древняя династия Гардарики пресеклась со смертью Свафрлами и продолжалась только по женской линии в Скандинавии.

Роллауг появляется внезапно и сразу предстает как могущественный правитель, господин вендских земель, которые он может передать своему зятю. Внучкой Ангантюра III была Хильдр, ставшая женой конунга Сконе Харальда Старого. Их внуком был Ивар Приобретатель (Широкие Объятия), создавший империю, в которую входили кроме Сконе также Дания и Швеция. Ивар жил примерно в конце VII – начале VIII века. Таким образом, Роллауг жил примерно в начале VII века. В то же самое время археологи отмечают заселение острова Рюген славянами, владеющими морским делом! А спустя столетие английская поэма «Видсид», среди знаменитых властителей Европы называет Хагана островных ругов!

Титул «кагана» русы могли заимствовать только у аваров. Самым тесным образом с Аварским каганатом сотрудничали и приморские племена – венеды: ободричи, поморяне, племена Повисленья, которые присылали в каганат своих воинов, которым каган аваров раздавал земли для поселения. Но больше всего, конечно, с аварами взаимодействовали подунайские славяне и именно там, как мы помним, проживали руги-русы! Сирийский автор Псевдозахарий в середине 6 века упоминает народ рос. Исходя из того, что «росам» предшествуют в тексте 13 степных народов и амазонки, исследователи как правило помещают их в Причерноморье, Поднепровье или Подонье, отождествляя амазонок, опираясь на древнегреческие мифы, с сарматами. Однако, как справедливо замечает Озар Ворон во «Временах русских богатырей», в списке степняков упомянуты авары, которые уже в 550х гг. жили в Северном Причерноморье. Не так все просто и с амазонками. Целый ряд средневековых источников – лангобардская «История» Павла Диакона (8 век), сведения посла халифа в Германии Ибрагимма ибн-Якуба, который ссылается на слова самого императора Оттона (10 век), наконец Козьма Пражский прямо указывает, что славянские девушки-воительницы жили в крепости Девин, который располагался на территории современной Праги. Наконец, поздние источники – византийские, грузинские, западно-славянские – называют русами союзников аваров во время осады Царьграда 626 года – русы осаждали город с моря, источники Рейтенфельса говорят о союзе русов с готским королем Тотилой против Юстиниана. Дошедшие до нас византийские источники 6-7 века называют всегда «склавинов». Описание Псевдозахарии «росов», как народа, который не может ездить верхом, удивительно пересекается с описанием русов 10 века в арабских и византийских источниках, а также с описанием славянских послов-гусляров к аварам в 6 веке. Есть и еще одна знаменательная параллель – русы 626 года и русы 9-10 вв. – морской народ, а остров Рюген во 2й половине 7 века заселяет племя, овладевшее морским делом!

Из всего вышесказанного мы можем сделать вывод, что русы после неудачных войн с Византией и защищая свою независимость от аваров, возвращаются на свою древнюю прародину, как и герулы за сто лет до того. Правители русов, стремясь подчеркнуть свою независимость от аваров, приняли титул кагана. При описании осады Константинополя всегда особенно подчеркивается их независимость от аваров и равноправный союз между ними. Когда аварский каган позволил себе казнить русским воинов, то все войско их покинуло союзников, и осада обернулась поражением.

Русы нашли здесь своих родичей, подданных Сигрлами, потомков древних ругов Тацита, и укрепившись на острове Рюген начали создавать новую державу – Первый Русский каганат. Остров стал их естественной крепостью. Именно так характеризуют Рюген – Руян германский хронист Гельмольд в XII веке и «Остров русов» араб ибн-Русте в X веке. Покоренные славяне называли его Руяном – Красным островом (красный цвет был символом русов, цвет княжеской власти), а сами русы Островом-Крепостью – Островгардом (это название приводит Адам Бременский, но ошибочно переводит с датского как «восточный сад» и принимает за одно из названий Киевской Руси). Отсюда и скандинавское «Остров – Крепость» — Хольмгард. Называя древнее царство Сигрлами Гардарики, а державу Роллауга Хольмгардом создатели «Хервер-саги» подчеркивали, что новое государство русов не было связано с потомками Одина.

Итак, Роллауг – первый каган русов. История его потомков, тесно переплетенная с именем Ивара Приобретателя, рассказана в следующем цикле сказаний, примыкающих к «Хервер-саге» и посвященных знаменитой Бравалльской битве. На фоне многочисленных сказаний, рассказывающих о первых путешествиях скандинавских героев в Гардарики, помещаемую уже в глубинах Восточной Европы, этот комплекс сказаний резко выделяется своими конкретными и сухими известиями о происхождении властителей Дании и Швеции, сменивших древних Скьельдунгов и Инглингов.

Ивар из датского рода Ильвингов, конунг Сконе и далекий потомок Сигрлами, был человеком предприимчивым и не склонным сохранять верность своим клятвам. Что он ни делал, служило одной цели – созданию исполинской державы скандинавов с ним во главе. Возможно, его вдохновлял пример франков в это же время строивших свою империю. Он, мстя за убийство своего отца и дяди, вторгся в Швецию, что привело к самоубийству ее конунга Ингъяльда из рода Инглингов и изгнанию его сына Олава. Изгнание это привело к тому, что потомки Олава в далеком будущем объединили в единое королевство всю Норвегию. Свою дочь Ауд Ивар выдал замуж за знаменитого датского конунга Хрерика Метателя Колец из рода Скьельдунгов. Однако это не остановило тестя от нападения на зятя. В итоге Хрерик погиб, Дания оказалась под властью Ивара, а Ауд с сыном Харальдом, который в будущем получит прозвище Боезуб или Клык Битвы, бежала от собственного отца в Хольмгард – последнее не подвластное Ивару северное владение.

Каганом – конунгом Хольмгарда был в это время Радбард (Ратибор?), сын Скиры. Об отце Радбарда саги не сообщают нам ничего, как и о его происхождении. Вероятно, он был довольно мирным правителем и приходился сыном или внуком Герлаугу, сыну Роллаугу. Радбард взял в жены Ауд и усыновил Харальда. Ивар не мог упустить такую возможность покорить непокорных русов (прошу прощение за тавтологию). Собрав огромный флот из всех подвластных племен, он двинулся на Хольмгард. Мнения сказителей расходятся, по одной версии огромный флот был рассеян ужасным штормом, по другой битва все же состоялась, но результат был один – скандинавы потерпели поражение, а сам Ивар утонул в море. Держава же его распалась.

С благословения приемного отца Харальд отправился на родину. его признали сначала на Готланде, потом на островах Съяланда и Сконе, вотчине Ивара и наконец в Дании, как последнего из рода Скьельдунгов. Немалую роль сыграли в этом вероятно русские дружины, которые наверняка Радбард вместе с пасынком. Также признали его власть венды – ободричи. Ауд же родила кагану сына Рандвера (Ратмир?).

Рандвер не остался на родине и отправился по следам сводного брата. Он отправился в Швецию, старое королевство Инглингов. Шведские племена также признали русского конунга. Наверняка снова не обошлось без авторитета Радбарда. Но почему Рандвер покинул Хольмгард? Вероятно, он не был единственным сыном Радбарда и едва ли у него были шансы унаследовать престол. Рандвер женился на дочери одного из норвежских племенных конунгов Харальда Рыжебородого Асе. От этого брака и родился Сигурд Ринг, о котором говорилось выше. Назвали будущего восстановителя империи Ивара в честь родича матери. Выросши в Швеции, скандинав по матери, он едва ли чувствовал себя русом, но связей с родиной отца не утратил.

Сигурд уже успел стать воином, когда во время викингского похода на фризов погиб его отец. Харальд под старости лет мечтал собрать в своих руках все владения своего воинственного деда. Он захватил владения племянника. Согласно одной из версий, Харальд, став уже стариком страшился презренной для скандинава эпохи викингов «соломенной смерти» и искал смерти в бою, для чего и развязал войну с родичем, одним из немногих, кто рискнул бросить вызов Клыку Битвы.

Войска встретились на Бравалльском поле в Восточном Гаутланде. Сказания говорят о тысячах кораблей, приведенных Харальдом и Сигурдом. На стороне внука русского кагана выступили вожди свейских и норвежских племен, на его сторону перешел Дюк Славянин, один из вендских вассалов Харальда, сочтя его дело неправым, а также славянские вожди Крок и Мар, эсты и курши. Возглавлял войско союзников вождь русских дружин Регнальд (Рогволод?), сын сестры Радбарда. В нем часто видят наследника конунга Хольмгарда, но едва ли престол перешел к родичу по женской линии, когда у того был как минимум один сын – Рандвер. Скорее всего, Регнальд был подобно легендарному Илье Моровлину воеводой, посланным правителями Хольмгарда на помощь шведскому родичу.

Войско Харальда составляли кроме данов, ютов и сконов фризы, англы, венды, ливы, курши, якобы британские кельты и загадочные кенугардцы (позднее Кенугардом скандинавы называли Киев, но в этом случае речь идет, скорее всего, о балтийских фризах – гуннах, так как Адам Бременский именно с гуннами связывал название Кунигарда). Знамя Харальда несла славянская воительница Висна, окруженная славянскими берсерками (кроме нее в битве участвовали еще две славянские амазонки Хете – Хоть и Вебьерг). Славяне составляли главную ударную силу Харальда в этой войне. Возможно, это было связано с давлением, которое оказывали на них хольмгардские русы. Сам Харальд сражался на колеснице.

В конце концов Харальд начал проигрывать битву. Видя свое поражение, он схватил по мечу в каждую руку и ринулся в битву, сразив множество воинов, а когда обессилел, то приказал своему слуге Бруни убить себя, страшась плена. В битве пали и славянские амазонки Висна, убитая Старкадом, потомком великанов и сильнейшим воином Севера, и Вебьерг, сразившая Сота, одного из лучших воинов Сигурда. Регнальд Русский также пал от руки вождя фризов Юббе.

Сигурд с почестями похоронил своего дядю (по одной версии сжег на костре, а прах развеял над столицей Скьельдунгов Лейрой, а по другой – похоронил в кургане вместе с колесницей, оружием и богатыми дарами), а сам воссел на его престол, восстановив, таким образом, империю Ивара. Он первый из скандинавских конунгов, имя которого зафиксировали франкские хроники. Под 777 годом сообщается, что вождь восставших в очередной раз против франков саксов Видукинд бежал под защиту конунга Сигифрида в Нордманнию, то есть Данию. Видукинд был женат на сестре Сигурда – Сигифрида Геве. Это позволяет нам датировать Бравалльское сражение временем около 770 – 775 гг. Умер Сигурд около 800 года, ему наследовал в Дании Годфред, скорее всего сын Харальда Боезуба. Правление Сигурда не обошлось без конфликтов со Скьельдунгами. Около 782 года Хальвдан, видимо также сын Харальда, потерял свои владения и отправил посольство к Карлу Великому, пытаясь выхлопотать себе какой-нибудь лен. Сыновья и внуки этого конунга долгое время боролись за престол Дании и полученные от императора владения в Фрисландии с наследниками Годфрида и Сигурда и с владыками франков. К числу потомков Хальвдана принадлежал и знаменитый викинг Рорик Фрисландский или Ютландский, в котором многие видят летописного Рюрика Новгородского.

Бравалльская битва ослабила всех ее участников. Сигурд получил верховную власть над Скандинавией, но венды – ободричи и велеты не признавали его, постоянно воюя с ярлами – наместниками Сигурда в Ютландии. «Прядь о Норна-Гесте» говорит, что и сам Сигурд с трудом защищал свои земли от набегов куршей и лопарей. А Хольмгард и его гордые владыки вдруг исчезают из скандинавских преданий! Причем исчезают так основательно, что через несколько веков сами скандинавы уже не знали, о какой земле они рассказывали в своих сагах и перенесли их действие на земли могущественного Русского государства, которое внезапно обнаружили в лесах Восточной Европы, назвав Хольмгардом столицу Новгородской земли, ближайшего к ним русского княжества.

Уже под влиянием образа Киевской Руси, название Хольмгарда вернулусь в «лживые саги» (например, в «Тидрек-сагу»), став обозначением столицы древних русских королевств, из-за того, что в глазах скандинавов Хольмгард – Новгород выглядел главным центром русов на Востоке. Весьма важно отметить, что, когда термины «Гардарика» и «Хольмгард» были перенесены на Киевскую державу и Новгород, исчезает окончательно понимание «Хольмгарда» — «Острова-Крепости», как русского острова Рюген. В глазах как скандинавов, так и германцев, этот остров превращается в остров Руян – неотделимую часть Страны Славян и каганы этого «острова Рус», как его называли по-прежнему арабы, сохраняя свое высшее в европейской иерархии положение (подробнее об этом будет разговор ниже) в северных и западных источниках, рассказывающих о событиях IX-XII веков именуются уже королями – конунгами вендов. Очевидно, что на острове должно было произойти, чтобы в глазах соседей он перестал быть русским Хольмгардом и стал славянским Руяном. При этом славянские княжества Новгород, Полоцк, Смоленск или Суздаль, где русы явно не являлись подавляющим большинством населения и которые сами себя русскими не считали (в летописях все эти земли, являясь вотчинами русских князей противопоставляли себя собственно Русской земле), оставались именно русской землей – Гардарикой!

Прояснить что-то могут помочь «лживые саги» последнего периода (IX-X вв.), прямо предшествующего знакомству скандинавов с киевскими русами, пришедшими в Новгород. Речь в этих преданиях идет о восточной державе, которую сказители именовали «Гарды и Альдегьюборг», то есть Ладога. В нем и разворачивались фантастические события, героями которых посчастливилось или наоборот не посчастливилось стать скандинавам.

Из саг мы узнаем, что столицей Гарды был город Ладога (возник в середине VIII века), а кроме того, упоминается город Аллоборг (Олонец?), которым управляют ярлы – наместники конунгов Ладоги. Саги, посвященные ладожским делам, хронологически укладываются примерно в период IX-X веков, до призвания новгородцами на княжение Владимира из Киева в 971 году. Это и есть верхняя возможная граница существования Ладожской Руси. Нижняя граница – примерная дата основания Ладоги и сожжение предшествовавшего ей словенского града Любши – примерно совпадает с исчезновением русов Хольмгарда. Таким образом, мы видим, что часть русов по какой-то причине покинула Рюген и переселилась в Ладогу. Другая же часть русов, с которыми связано создание Киевской Руси тогда же вновь появляется на Дунае и в Причерноморье. Об этом переселении рассказывает и ПВЛ, ошибочно перенеся эти события на середину IX века и связав с именем варяжского князя Рюрика. Переселение русов на Восток и создание ими Ладожского княжества во второй половине VIII века объясняет странное неучастие русов – руянов в делах прибалтийских славянских княжеств в это время. Именно в это время к Прибалтике вышли франки и в их хрониках появляется информация о происходящих здесь событиях.

В 789 году Карл Великий выступил в поход против народа велетов и их Великого князя Драговита, за то, что велеты были союзниками его врагов – мятежных саксов и Сигурда Ринга. Союзником Карла стал князь вендов — ободричей Витцан (Вышан), кровный враг велетов. С этого времени на границе с Франкской империей создается «королевство вендов» или Ободричское Великое княжение, вассальное императору франков. Потомки Витцана оставались верными союзниками империи вплоть до смерти его внука Чедрага в 830 году.

Так что же заставило русов уйти на Восток? Обратим внимание на то, в каких выражениях описывали германские хронисты державу велетов накануне их разгрома Карлом и его ободричскими союзниками. Адам Бременский, рассказывая о велетах – лютичах, которые в его время (XI в.) были незначительной уже силой, вспоминал о их предках VIII века. Согласно его рассказу, было время, когда велетам подчинялись все славянские племена Южной Прибалтики вплоть до Пруссии! Великий князь Драговит назван был хроникой королем, равным Карлу Великому! В источниках X-XII вв. то же самое положение занимали исключительно владыки Руяна, «которые единственные среди славян имеют право на титул короля»! Согласно Мецким анналам, Драговит и его сын Люб упирали на какие-то старые договоры с «Карлом Непобедимым», вероятно Карлом Мартеллом, дедом Карла Великого. Велетские вожди указывали, что Мартелл признал Драговита «риксом» (царем, королем), то есть независимым правителем, равным владыкам Запада. Сам Мартелл был в то время не королем, а лишь майордомом – домоправителем королевского (точнее царского, так как «рикс» — переводится именно как «царь», а термин «король» появился позже и происходит от имени Карла Великого) рода Меровингов, которых Мартеллы – Каролинги в итоге свергли при поддержке папы Римского. Таким образом в середине VIII века резко усиливаются велеты, распространившие свою власть на всю Южную Прибалтику и одновременно исчезают руянские русы – хольмгардцы!

Не исключено, что эти события нашли отражение в «Тидрек-саге». В этом произведении, посвященном событиям V века в Подунавье, как уже говорилось, выделяется особая «Вильцин-сага» о подвигах народа вильцинов – велетов, среди которых называют покорение скандинавских стран и победа над русами Хольмгарда. Схожие события описаны в польском сказании о победе славян над «даномалхийцами» — датчанами из «Великой хроники» и в скандинавских сагах круга Бравалльской битвы, о которых уже говорилось выше. Из комплекса всех этих сказаний можно сделать вывод о закономерном усилении славянских племен Прибалтики на фоне общего ослабления ее былых хозяев – русов и скандинавов после Браваллы. Весьма показательно, что «Тидрек-сага» не знает термина «Гардарики». Русское «королевство» она именует Русциналандом и уверенно помещает его в Среднем Подунавье, на месте исторического Ругиланда, но в одном единственном месте, рассказывая о завоевании Руси велетами, говорит о русской столице Хольмгарде, более не упоминающейся.

Анализ «Вильцин-саги» позволяет сделать вывод, что в ней переплетены события. Некое древнее столкновение велетов с дунайскими русами, которое привело к тому, что велетами стали править русские князья, и войны Аттилы с русами и велетами в IV-V вв., а также новое усиление велетов и создание их гегемонии в Южной Прибалтике, обложение данью скандинавских земель и победа над Хольмгардом – Рюгеном после Браваллы в VIII в.

Весьма любопытно указание «Тидрека» о том, что велетами правила русская династия – потомки старшего брата былинного Владимира Красно Солнышко Озантрикса. Таким образом, Драговит Велетский вполне мог быть потомком древних вождей русов, что косвенно подтверждает указание западных хроник на особую знатность Драговита среди прочих велетских вождей. В немалой степени это обстоятельство могло способствовать претензиям этого князя на господство в Прибалтике. Славяне – велеты в глазах скандинавов были вендами – жителями Вендланда, а потому после их победы и изгнания русов их остров также превращается в часть Страны Вендов. Даже возвращение русских дружин на Рюген после смерти Драговита и упадка его державы не изменило этого. Каган островных русов с этого времени становится не владыкой Хольмгарда, а конунгом – королем вендов. Хольмгард – Гардарика перемещается в скандинавских представлениях на Восток, в Ладогу и ее окрестности.

Источник: https://ortnit.livejournal.com/4188.html

С 10.07.2019
Total Website Visits: 104104