Предыстория.

Из серии «Калевала». Кочергин Николай Михайлович (1897 — 1974).

В раннем средневековье для карелы были характерны достаточно сильные пережитки родоплеменных отношений, но вместе с тем наличествовала и сложная социальная организация, дававшая существенные преимущества в противостоянии с другими народами. В отличие от выделившейся примерно в VI веке из состава карел ижоры, сохранившей чисто родоплеменное управление старейшинами, карелы уже к VII веку избирали себе князей, носивших специфический карельский титул валит. Выборные князья первоначально руководили только военными делами избравшего их населения и не были ни феодалами, ни суверенными государями, а их титул не был наследуемым. Более того, до позднего средневековья сохранялась практика смешения функций собственно князей и старейшин крупных карельских погостов, которые зачастую тоже носили титул валитов. Поэтому достоверно определить, когда именно у средневековых карел сложились именно феодальные государства, очень сложно. Изначально, по всей видимости, существовало множество мелких княжеств, вполне самостоятельных во внутренних делах, но связанных общими обычаями и объединявшихся против внешнего врага. Кроме того, валиты возглавляли походы существовавшего у карел всенародного ополчения и наемных дружин для присоединения новых земель (как правило, это были походы с целью покорения лопарей), а на вновь присоединенных территориях власть валитов уже не ограничивалась авторитетом старейшин и была по сути абсолютной.

Предполагалось ранее, что древние карельские княжества образовывались по этническому принципу — то есть это были протогосударственные образования т. н. пяти «родов карельских детей» — пяти крупнейших родоплеменных объединений карелы. Однако в результате исследований выяснилось, что эти роды имели значение, скорее подобное кастам в Индии, нежели были средством внутриплеменной самоидентификации. То есть карельские княжества изначально были полиэтническими государственными образованиями, формировавшимися по географическому, а не этническому принципу. Их населяли как карелы, так и представители других финно-угорских народов (ижора, сумь и емь, весь, лопь), а также славяне.

Карелия и Русь.

В конце VII века несколько западных карельских княжеств завоевал и включил в состав своей державы датский конунг Ивар Широкие Объятья, однако в битве с союзным войском всех карельских валитов он потерпел поражение и был убит. В VIII-IX веках возвышается в качестве общекарельского центра Корела, и валит этого города считается старшим среди прочих. Постепенно в результате процесса централизации путем объединения мелких карельских погостов и княжеств формируются более крупные, главным из которых считалась т.н. Собственно Карелия со столицей в Кореле. Аналогичные крупные княжеские центры с укрепленными замками создавались в Выборге и Тиверске, но их формирование было прервано шведской экспансией. В результате Выборгское княжество прекратило свое существование, а Тиверское вошло в состав Собственно Карелии, хотя Тиверский княжеский стол сохранялся как минимум до 1411 года. Судя по «Саге о Хальвдане, сыне Эйстейна» в X веке Карелия уже вполне централизованное государство.

Как следствие шведской и датской активности на Балтике карельские князья всё более тяготели к союзу с Новгородом и в XI веке уже неоднократно участвовали в походах русских князей на емь (финское племя, принявшее шведский вассалитет и досаждавшее набегами) вместе с Ярославом Мудрым и затем с его сыном Владимиром. В 1042 году Владимир установил договорную границу с шведами по реке Кюми к западу от Выборга. В это же время мелкие княжества всё более и более интегрируются в состав единого карельского государства, хотя остаётся ещё четкое разделение Собственно Карелии и прочих территорий. К северу от Собственно Карелии формируется второе крупное карельское княжество – Саво (Саволакс).

В 1227 году князь Ярослав Всеволодович (отец Александра Невского), сразу после совместного с карелами похода на емь, направил специальную экспедицию священников в Карелию для крещения местных жителей. В связи с тем, что об этом сообщает владимирский (переяславский) летописец, но молчит новгородский, можно утверждать, что миссия состояла из суздальских священников.

Крестовый поход Св. Эрика в Финляндии — война с финнами-язычниками (слева); крещение финнов первым финским епископом Генрихом и Св. Эриком (справа). Изображения с северной стены церкви Св. Эрика в Упсале (XV в.)

Однако шведы продолжали считать православных карел язычниками (и на то были причины, ибо карелы в большинстве своём продолжали поклонятся старым идолам, подтверждением тому многочисленные каменные жертвенники и места силы, к которым до сих пор не зарастают тропы). Шведы с благословления Римской церкви совершили три крестовых похода (1155, 1239, 1293-1295) на земли карел. При этом шведы совершенно безжалостно расправлялись не только с карелами, но и со всеми православными. Самым значительным был третий крестовый поход шведов. В результате этого похода шведы в 1293 году построили  на месте деревянного карельского острожка Выбор, поставленного на Воловьем острове ещё сыном новгородского посадника Гостомысла, неприступную каменную цитадель — знаменитый Выборгский замок, ставший их оплотом на карельском перешейке, а два года спустя захватили крепость Корелу и построили крепость Кексгольм. Крепость Кексгольм была взята новгородским войском в том же году, а в 1310 году её разрушили и на её месте построили новую капитальную крепость Корела.

В XII−XIII веках Собственно Карелия и признававшие старшинство её валита более мелкие княжества постепенно интегрировались в состав Новгородской республики в качестве союзников (федератов). Одновременно с этим не ослабевал и натиск шведов.

После 30 лет перманентной войны на Карельском перешейке в 1323 году между Швецией и Новгородской республикой в крепости Орешек (Пяхкинсаари, ныне Шлиссельбург) был заключён «вечный» Ореховский мир, известный также как Ореховецкий мирный договор. По договору Новгород уступал Швеции часть Собственно Карелии до реки Сестры, признавал власть Швеции над Саволаксом и мелкими карельскими княжествами в южной Ботнии, но зато в состав теперь уже единого Карельского княжества вошли территории северной Ботнии, почти вся Лапландия, приполярные территории, Поморье и Прионежье. Шведам были отданы три карельские провинции: Саволакс (ныне провинции Северное и Южное Саво, центр — Савонлинна), Яскис (верхняя Вуокса, центр — Яяски, ныне Лесогорский) и Эурепя (средняя Вуокса, центр — Яюряпяя, ныне его южная часть — Барышево).  Государственная граница между Шведским королевством и Новгородской республикой была установлена от Финского залива по реке Сестре, на севере до озера Сайма и затем на северо-западе до берега Ботнического залива по реке Пюхяйоки. Новгородская часть Корелы вошла в состав Водской пятины Новгородской земли, шведская — в состав Выборгского лена Финляндского герцогства Шведского Королевства. Ореховецкий мирный договор официально впервые указал название новой административной области Новгородского государства — Корельская земля, вошедшей напрямую в подчинение Новгорода. Был окончательно официально закреплён полувассальный статус всей Карелии по отношению к Великому Новгороду.

Карелия в составе Новгородской республики и Русского государства.

После Ореховского мира на территории, отошедшей шведам, карельское самоуправление было ликвидировано, все угодья реквизированы, а местные жители закрепощены. В уцелевшей под новгородской властью части Карельского княжества карельское самоуправление сохранялось еще более двухсот лет. Однако Новгород уже открыто игнорировал автономию Карелии и в 1333 году отдал Корелу вместе с другими своими пригородами в кормление князю Наримунду Гедиминовичу.

Как следствие, в зиму 1337-1338 годов была предпринята последняя попытка суверенизации Карелии — в Кореле валит тайно призвал шведов, с их помощью выбил малочисленных новгородцев и литовцев, а после этого выбил из крепости самих шведов, и пользуясь замерзшими озерами Вуоксы как зимниками, дошел до Выборга и попытался его взять. За это время проновгородская партия у него в тылу подняла мятеж и в результате автономия Карельского княжества, как векового союзника Новгорода была окончательно ликвидирована. С этого времени сложилась парадоксальная ситуация — Карельское княжество стало по сути удельным княжеством внутри Новгородской земли, и его территория была административно разделена между Водской и Обонежской пятинами, но при этом проживавшие на территории княжества карелы продолжали подчиняться своему валиту. За Корелой окончательно закрепился статус новгородского «пригорода», а валиты отныне утверждались Новгородом и получили статус посадников. При этом валиты продолжали расширять территорию Карельского княжества, в частности был присоединен Кольский полуостров и нынешнее норвежское заполярье. В период своего максимального расширения Карельское княжество охватывало всю территорию современной Карелии и Мурманской области, северные и восточные губернии Финляндии, часть полярной Норвегии, а также часть Ленинградской, Вологодской и Архангельской областей.

Кроме валитов Карельским княжеством после Наримунда правили ещё четыре удельных князя-гедиминовича, но после начала процесса постепенного подчинения Новгородской земли Московскому княжеству роль и валитов, и удельных князей все более снижалась. Потомки валитов ко второй половине XV века перешли в боярское сословие, а последним удельным князем Карельским был видимо Иван Владимирович Бельский. В это время Карельское княжество в новгородских и московских документах иногда называли Карельской землёй, хотя административно из состава Новгородской земли она не выделялась.

Территориально новгородская часть Корелы была разделена на Переднюю и Заднюю Корелу. Передняя Корела была разделена на три погоста: Воскресенский Городенский (Корела, ныне Приозерск), Михайловский Сакульский (Сакула, позже Саккола, ныне Громово) и Васильевский Ровдужский (Роувду, позже Рауту, ныне Сосново). Задняя Корела объединяла четыре погоста: Богородицкий Кирьяжский (Кирьяж, позже Кроноборг, ныне Куркиёки), Никольский Сердовольский (Сердоболь, ныне Сортавала), Ильинский Иломанский (Иломантси) и Воскресенский Соломенский (Салми).

В 1478 году, после присоединения Великого Новгорода к державе князя Ивана III Великого в результате московско-новгородской войны (1477—1478), приладожская часть новгородского наместничества была выделена в административно самостоятельный Корельский уезд.

В середине XVI века была проведена т.н. «губная реформа» местного управления (Губа — полицейско-следственный округ). В Новгородской земле реформа проводилась на основе военно-пятинного устройства. Орешковский, Ладожский и Корельский уезды образовали единый губной округ — Корельскую половину Водской пятины Новгородской земли. Заонежские погосты вошли в Заонежскую половину Обонежской пятины.

В 1580 году территория Корельского уезда была захвачена шведскими войсками под командованием Понтуса Делагарди в ходе Ливонской войны.

В 1585 году, согласно заключённому второму Плюсскому мирному соглашению, Корельский уезд перешел под власть Шведской империи и был переименован в «Кексгольмский лен» (хотя ни в одном тексте мирного договора эти территориальные уступки зафиксированы не были).

В 1595 году был заключен Тявзинский мирный договор, согласно которому шведы должны были вернуть все захваченные русские владения. 3-го сентября 1597 года по Тявзинскому мирному договору город был передан русским.

Но в качестве защиты от польской агрессии, Василий Шуйский в договоре от 28 февраля 1609 обещал шведскому королю за помощь приличное денежное вознаграждение и город Корелу вместе с Корельским уездом. Гарнизон крепости отказался выполнять приказ, заявив что крепость сдавать не намерен. В первых числах сентября 1610 года к Кореле подошли шведские войска под командованием Якоба Понтуссона Делагарди (сын Понтуса Делагарди и зять короля Швеции). Обороной города руководил Иван Михайлович Пушкин, предок великого русского поэта с помощью божьей и епископа Сильвестра . Шведы не однократно предлагали гарнизону капитуляцию, но не смотря на то, что Москва уже была захвачена поляками, а государственная власть отсутствовала гарнизон крепости стоял насмерть. И только 2 марта 1611 года по взаимной договорённости остатки гарнизона почётно вышли из крепости  с оружием и имуществом. Из ворот крепости вышло несколько десятков изможденных воинов и около сотни дошедших до полного истощения жителей. Всем им разрешили уйти, шведам достался пустой город и полторы тысячи трупов защитников крепости и мирных жителей.

Россия окончательно утратила контроль над Корелой по результатам Столбовского мира (1617), и вернула его себе только после Северной войны.

Корела в составе Швеции.

После прихода шведов долгое время продолжалась партизанская война. В Корельском уезде действовал отряд под руководством Максима Рясянена, сына Луки Рясянена. Однако постепенно шведские войска жестоко подавляли сопротивление.

Новые земли шведы стали раздавать во владение своим полководцам. В 1612 г. Кирьяжский погост был отдан во владение Клаусу Бойе.

В июле 1615 г. комендант Кексгольма Ханс Мунк готовил военный поход на Олонец. Он находился в Куркиёки, где поджидал подхода ополченцев и судов. Уже собрался отряд около 1000 чел. 27 июля он получил сведения, что в Кирьяжский погост движется из Лопских погостов отряд из 400 стрельцов во главе с двумя полковниками. Русские плыли на судах по привычному торговому пути, начинавшемуся от Кеми и ведущему к Ладожскому озеру. В Кирьяжском погосте к ним присоединился отряд, состоявший из 200 казаков, 50 поляков и 100 местных крестьян. Мунк выдвинул свой отряд на встречу противнику. Русские отступили к своим судам, которые находились на оз. Пюхяярви. Здесь на берегу озера вблизи дер. Ристилахти (Лахденпохский р-н.) и произошло сражение. При первом натиске Мунку удалось сбросить русских в озеро. При этом было убито 30 чел., 15 попало в плен, несколько человек утонуло при попытке добраться до своих судов, 3 ладьи были потоплены и захвачены 2 знамени. Но затем русские высадились на берег в другом месте. Мунк снова напал на них, но русские укрепились на пересечённой местности и дали сильный отпор. Сам Мунк был тяжело ранен. После этого шведы отступили в Куркиёки, а русские погрузились на суда и покинули Кирьяжский погост. В результате этих действий поход русских был сорван, но не состоялся и поход шведов на Олонец.

В 1615 г. начались мирные переговоры и 27 февраля 1617 г., в деревне Столбово, между Швецией и Россией был подписан мирный договор. По этому договору Швеция получила не только Карелию, но и Ингерманландию.

Столбовский мирный договор круто изменил судьбу Приладожской Карелии. Шведы жесткой рукой стали вводить новые порядки. Корельский уезд не получил прав других шведских земель. Уезд не имел представителей в риксдаге и не давал рекрутов для службы в армию. На территории уезда было особое управление, и действовала особая налоговая система.

Из Корельского и Ореховецкого уездов сначала было образовано генерал-губернаторство с центром в Нарве, а с 1640 г. в г. Ниеншанц, построенном шведами в устье р. Невы. Первым генерал-губернатором стал завоеватель Карелии Якоб Делагарди, который получил эти земли на правах лённого владения. Период владения Делагарди продлился с 1618 по 1630 гг.

Корельский уезд был переименован в Кексгольмский лён и поделен на две части северный и южный лён. Лёны управлялись фогтами. Первым фогтом северного лёна стал Ханну Прусе. При Якове Делагарди фогтом северного лёна в 1629 г. стал русский боярин из Тиурула Родион Лобанов. Вторично он был фогтом с 1633 по 1635 гг. В 1635 г. фогтом стал землевладелец из Терву Ефим Семёнов. Он пользовался большим авторитетом у местного населения и был фогтом до 1645 г. В 1645 г. он был смещен со своей должности, а в 1648 г. он бежал в Россию. Причиной было следующее. У Ефима Семёнова возник конфликт с местным православным священником Якимом Терентьевым. Терентьев требовал от своих прихожан перехода в лютеранство. Ефим Семёнов, будучи православным, возмутился этим. Терентьев же был хорошо знаком с губернатором Финляндии Питером Брахе и подал ему жалобу. В результате Ефим был снят со своего поста и подвергся преследованиям.

Погосты также были поделены и переименованы. Кирьяжский погост был сначала переименован в Куркиёкский, а в 1625 г. разделен на погосты Куркиёки, Тиурула, Уукуниеми и Йоукио (Париккала). В свою очередь погосты делились на приходы. В Куркиёки входили приходы Куркиёки, Терву, Лапинлахти, Сорола и Микли. В Тиурула входили приходы Тиурула и Вейяла. В Уукуниеми входили Уукуниеми и Тюрья. В Йоукио вошли Йоукио, Ильмее и Самматлампи.

К 1630 г. был образован приход в Яккима, в который вошли Микли и некоторые деревни из Сортавала и Уукуниеми. В дальнейшем центр прихода переместился в Сиекслахти (Лахденпохья).

После войны Куркиёкский погост сильно обезлюдел и шведы стали приглашать поселенцев из Финляндии. Основная масса переселенцев была из района Яаски (сейчас п. Лесогорский под Выборгом). Переселенцы получали в аренду землю и на 5 лет освобождались от налогов. Из старых землевладельцев помещиков остались только Симо Весимаа в Хельмелянлахти в окрестностях п. Терву и Родион Лукьянович Лобанов в Тиурула. Симо Весимаа участвовал в качестве переводчика при заключении Столбовского договора. Родион Лобанов был доверенным лицом Якоба Делагарди. За службу шведам Родион Лобанов в 1617 г. получил грамоту, подтверждающую его права на земли и деревни в Тиурула, Кильпола и Руммунсуо.

Многие земли в Тиурула были разделены между рустгалтами. Рустгалтом называлось имение, которое в случае войны должно было выставить конного воина. Эти имения раздавались в основном старым солдатам.

Чиновники Кексгольмского лёна получали жалование. Жалование губернатора Кексгольма было 700 талеров в год, вахмистр получал 41 талер, кузнец – 31, стрелок – 26, колесник – 31, пастор – 150, писарь – 170, православный священник – 40, почтальон – 6.

После 1630 г. король Густав II прекратил практику раздачи земель и весь Кексгольмский лён стал считаться королевским владением. Однако после его смерти королева Кристина снова начала раздавать земли.

10.11.1651 г. большая часть территории Куркиёкского и Яккимского погостов указом шведской королевы Кристины была преобразована в графство и пожалована графу Туру Габриэлю Оксенштерну с правом наследования по мужской линии. На его землях было 673 крестьянских хозяйств. Крестьяне обязаны были отработать на графа каждую шестую неделю.

По условиям мирного договора 1617 г. население Карелии имело право свободно исповедовать православную веру, и должно было входить в Новгородскую епархию. Однако шведское правительство стало всеми способами бороться за обращение православных в лютеранство. Всем православным монахам, боярам, и мещанам предписывалось покинуть шведскую территорию. Крестьянам же и православным священникам было запрещено уходить на Русь.

В 1618 г. была учреждена лютеранская епархия в Выборге, в подчинении которой оказался и Кексгольмский лён. Лютеранскому епископу были подчинены и православные приходы на завоёванных землях. В то время еще сохранились 26 православных приходов и 13 действующих церквей.

В 1622 г. шведское правительство обязало Выборгского епископа искоренить православные службы и обратить православных в лютеранство. Началось активное строительство лютеранских церквей. Часто под лютеранские церкви использовали бывшие православные.

В 1625 г. в Стокгольме была открыта русскоязычная типография. В 1628 году Ханну Флёрих издал в Стокгольме лютеранский катехизис на славянском языке. Он специально предназначался для православных священников и дьяконов. Землевладелец из Терву Ефим Симонов (Симо Весимаа) перевёл лютеранский катехизис на карельский язык. Ему в помощь было дано 2 писаря. 2.09.1643 г. Наместник Метстаке извещал Питера Брахе о том, что рукопись готова и к следующему году будет издана. По этому лютеранскому катехизису православных священников принуждали обучать прихожан. Если они отказывались – за этим следовал штраф, затем заключение под стражу.

С 1645 года введено было обязательно обучение лютеранскому учению после служб. Если священник уклонялся от этого, в первое воскресенье следовал штраф в 2 серебряных марки, во второе – 4, в третье – 6 и т.д. Дьяконам вменялось в обязанность обучать лютеранскому учению детей и подростков по всем деревням 2 раза в год. В случае уклонения родители подвергались штрафу. За обучение дьяконам полагалось вознаграждение. Так, за обучение катехизису 20 детей предполагалось вознаграждение – 4 бочки зерна и земельный участок под посев этого зерна.

В 1640 г. управляющий Ниерот отметил, что несколько православных священников обучают лишь 20 карел катехизису. Катехизис был издан также на шведском, финском и карельском (латинскими буквами) языках. В последнем случае это было сделано для того, чтобы лютеранский священник мог контролировать, правильно ли читает православный священник. Православный священник должен был раз или два раза в год приглашать лютеранского священника для того, чтобы тот обучал катехизису женщин и детей.

С 1632 года было распоряжение, что если православный священник умирал или его место освобождалось, то из-за границы запрещалось приглашать другого священника. По распоряжению епископа Выборгского Николауса Магния Карелиуса в каждый православный приход был назначен кроме православного священника и лютеранский пастор, которого должен был содержать приход. Так как большая часть населения понимала финский язык, православным священникам было указано читать проповеди на финском языке, вторую проповедь читал лютеранский пастор. Затем был издан приказ, чтобы все, кто понимает финский язык перешли в лютеранство.

Многие случаи притеснения православных сохранились в судебных архивах тех лет. Описаны разные случаи глумления над святынями и издевательства над православными. Так, один православный прихожанин, житель Лапинлахти Тимофей Омельянов ввиду отсутствия православного священника обратился к Куркиёкскому лютеранскому пастору Петрусу Петринусу и его помощнику Нило Кроку с просьбой отслужить молебен в церкви Успения Богородицы. Они согласились, но войдя в церковь, на глазах у прихожан сорвали храмовую икону и растоптали ее со словами “Вот что осталось от вашей русской веры”. Судебный заседатель из Ойнаанваара Петр Ляяпери отвез новорожденного ребенка в Россию, чтобы окрестить его по православному обряду. После возвращения, он вместе с женой был заключен в тюрьму в Кексгольм.

Все усилия шведских властей не давали результата. Уже в 1633 г. население возмущалось и требовало разрешения приглашать православных священников из России, чтобы вести службы, крестить детей и отпевать покойных. Притеснения православных карел вызвало их массовое бегство в Россию.

До 1656 существовало соглашение между Россией и Швецией о выдаче беглых карел. Однако русское население старалось укрыть беженцев и возвращали их редко.

Борьба местного населения за право исповедовать православную веру отцов постепенно переходила в вооруженную форму. В 1656 г. Россия предприняла попытку отвоевать территории, отошедшие к Швеции по Столбовскому договору. Основные боевые действия велись в Прибалтике. Православное население Приладожской Карелии воспользовалось этим чтобы выступить против притеснителей. Религиозный характер восстания был настолько ясно выражен, что в шведских летописях война получила название «война за веру». Православное население встречало русские войска как освободителей и всячески помогало им. В Тохмаярви, Липери и Иломантси вспыхнули восстания против шведов. Шведы и лютеранское население бежало из всей Приладожской Карелии.

3 июля 1656 г. русские войска численностью 2500 человек осадили крепость Кексгольм. За лето были предприняты несколько неудачных попыток взять крепость, и 26 сентября осада была снята. После ухода русских войск, шведы прошли по Ладожскому побережью, сжигая православные церкви, разоряя дома православных карел, уничтожая скот. В этом же году была сожжена церковь Пресвятой Богородицы в Куркиёках и на этом месте больше не восстанавливалась.

Вместе с русскими войсками бежало и большинство православных карел. Если до войны в Тиурула было 49 % православных карел, то после войны стало 9 %. В Куркиёках было 51 %, стало 6 %. В Яккима было 58 %, стало 4 %.

До войны 1656 г. из Кексгольмского лёна бежало 11000 человек, вместе с отступавшими войсками ушло еще 15000 человек. Всего, в XVII в. Приладожскую Карелию покинуло 30000 православных карел. Большая их часть была расселена в Бежецком и Валдайском районах. Часть их осела в районах Новгорода, Белого озера и Вологды. Карельские беженцы образовали компактное поселение в Тверских землях в районах Торжокском и Бежецком, получившем в дальнейшем название Тверской Карелии.

Многие беженцы из Тиурула нашли приют в районе Тихвина. Беженцы расселялись на государственных, вотчинных и монастырских землях. В частности, Иверский монастырь пригласил карел селиться на его землях в Деревской пятине. После этой войны православные карелы на шведской территории составили около 5%.

После заключения в 1661 г. Кардисского мира, Швеция стала требовать возвращения беженцев, но Россия отказалась. Переговоры о беженцах велись очень долго и в результате Швеция удовлетворилась выплаченным за них выкупом.

После 1661 г. на территории Куркиёкского погоста остался только один православный приход и одна православная церковь в Тиурула.

Интересная страница истории Приладожской Карелии связана с деятельностью раскольников – старообрядцев. Во второй половине XVII в. по всей территории Русской Карелии происходила яростная борьба со старообрядцами. Сюда в глухие леса бежали многие выдающиеся проповедники раскола. Раскольники пытались обосноваться и на шведской территории в Приладожской Карелии.

В судебных записках 80-х годов XVII в. есть много дел, посвящённых деятельности раскольников. Так, в одном из них рассказывается история семьи Ляяпери. Семья была православная и сначала бежала в Россию. Пётр Ляяпери, в России ушел в монастырь, где провел 12 лет. Затем Пекка (Пётр) Ляяпери вернулся и построил в лесу скит у д. Ойнаанваара в Якимском приходе. Келья были хорошо замаскирована ветвями деревьев. Своей проповедью он привлек к себе множество людей, особенно молодежь. Образовалась община. Члены общины не ели мяса, питаясь в основном ягодами, горохом и рыбой. Жили очень скромно. Пётр совершал службы перед распятием и иконами, привезенными из России. Пётр требовал от всех постоянного произнесения Иисусовой молитвы и сам совершал её по четкам 600 раз утром, 1000 раз до обеда, 300 раз после обеда и 500 раз вечером, кроме того, вечером он клал 150 земных поклонов. Когда шведские власти узнали о существовании общины, был послан отряд для их ареста. При приближении отряда 5 человек, находящихся в келье, подожгли скит и сгорели заживо. Но Пётр Ляяпери в это время отсутствовал и уцелел. Он с группой оставшихся последователей построил новый скит на р. Сювяноройоки в Лемписуо. Община действовала еще год, после чего власти снова узнали о местонахождении скита и послали отряд для ареста членов общины. Прибывший отряд окружил скит, но члены общины заперлись изнутри. Началась стрельба, был убит один член общины, а остальные подожгли себя. Сгорело 11 человек, в том числе и Пётр Ляяпери.

После бегства православных карел, шведские власти пригласили переселенцев из Финляндии. Часто на новых землях селились освобожденные преступники и отставные солдаты. Однако хозяйство постепенно восстанавливалось.

Благодаря энергичной деятельности графа Оксенштерна, Куркиёкское графство быстро богатело. 20 мая 1668 г. по ходатайству графа Куркиёки получили статус торгового города и новое название — Кроноборг. Сам граф постоянно жил в Швеции, но у него было два больших имения — на правом берегу реки в Куркиёки, и в Терву. Большие дома в стиле барокко со стеклами в окнах и изразцовыми печами поражали окрестных крестьян. Здание было в 3 этажа и множеством комнат. Куркиёкское графство приносило большой доход. Так в 1663 г. он составил 6377 серебряных талера.

С 1668 по 1675 г. имуществом графа управлял Ниило Принтц. А после его смерти с 1680 г. его сын Хенрих Принтц. Ранее с 1650 г. Ниило Принтц был бургомистром в Кексгольме.

Граф Туур Оксенштерн приходился племянником канцлеру Швеции Акселю Оксенштерну. Родился граф в 1604 г. В 1621 г. он поступил в университет в Упсала. 2.10.1631 г., во время войны в Германии, при штурме крепости в Вюртсбурге, граф вынес тяжело раненного шведского короля с поля боя. При этом граф был ранен двумя пулями в плечо.

Сохранилось описание посещения графом Кроноборга в 1667 г. Граф прибыл в декабре. В Кексгольме граф купил пиво для угощения крестьян и пожертвовал 100 талеров на кирху. При прибытии граф пожаловал освобождение от налогов своим крестьянам на год. Жил граф в своей усадьбе в Кроноборге. На рождество граф устроил бесплатное угощение самодельной водкой для всех желающих и раздавал деньги своим слугам.

Туур Оксенштерн умер в 1669 г. После этого графство Кроноборг наследовал его сын Габриэль.

После обретения статуса города, в Кроноборг переселилось много новых купцов. Много купцов переселилось из Выборга и даже Германии. В это время в Кроноборге проживало 500 человек, около 100 человек из них были купцами. В Кроноборге были две церкви, школа, государственный кабак и парикмахерская. Парикмахер одновременно являлся и хирургом.

На государственной службе находились приставы, писари, пастор, стражники и служащие, надзирающие за состоянием мостов и дорог. Кроме того, были чиновники, выдающие разрешения на охоту и рыбалку и следящие за использованием земли. Если землей распоряжались не по-хозяйски, то по земельному кодексу арендатор лишался права пользования участком.

Официальные документы составлялись на трех языках — шведском, русском и немецком. В Кроноборге, Тиурула и Терву были суды. Суд проходил при участии выборных заседателей. Заседателей могло быть от 8 до 12. Если их было меньше, то староста назначал заседателей из числа местных жителей.

Кроме большого поместья Оксенштерна, в Кроноборгском графстве были и другие землевладельцы. В 1654 г. Оксенштерну принадлежало 770 крестьянских хозяйств, а всем остальным – 504. В Микли землями с 33 дворами владел Борье Олави Бураеус из рода Кронберг. Он был соратником Магнуса Делагарди и получил землю в 1651 г. Умер он в 1673 г. После его смерти, в 1675 г. в Микли прибыл его наследник. Он был верующим лютеранином и вот что он написал о Микли: «Пасторов здесь нет, одни православные попы. Крестьяне в основном православные и занимаются своим колдовством». По этой причине он отказался от наследства и уехал в Швецию.

В 1651 г. земли вокруг Лахденпохья, Яаккиманваара, Мийнола, Оппола получил государственный советник барон Кустаа Ниилон Бьельке. После его смерти в 1686 г. земли перешли к его дочери Маргарет вдове маршала Пенттихорна. Управляющим у них был с 1675 г. Яакко Хоппенстонг. Центральное имение было в Куренранта неподалеку от Лахденпохьи.

Хоппенстонг был хозяином рачительным, но с крестьян драл три шкуры. В 1670 г. его крестьяне возмутились высокими налогами. Делегация из 8 человек во главе с Антти Мартин Синкконеном явились в усадьбу с жалобой. Однако здесь их схватили, посадили на два дня в цепи, а затем дали по 150 палок каждому.

В районе Терву, по берегам Хельмелянлахти от Киискансалми до Ихоярви находились владения Симо Весимаа. Весимаа был русским боярином, перешедшим в шведское подданство. Свои владения он получил в 1630 г. от Якоба Делагарди за особые заслуги. В 1651 г. он получил еще земли в других погостах. В 1659 г. во время войны Весимаа с сыном были убиты.

Другим русским боярином, получившим шведское подданство, был Родион Лукьянович Лобанов. В 1618 г. по распоряжению Густава II он получил земли в районе Тиурула. В 1647 г. за особые заслуги королева Кристина добавила ему ещё земель. Его имение располагалось в Уласканниеми в Тиурула. Лобанов был известным человеком и участвовал в составлении налоговой книги Тиурульского погоста. Умер он в 1670 г. Его сын Парамон лишился владений отца в 1673 г. Их отобрал таможенный чиновник из Ниеншанца Антти Линдеман.

Самым большим землевладельцем был Якоб Делагарди. В 1614 г. он получил в ленное владение весь Тиурульский погост. В 1632 г. и в 1651 г. его права на эти земли были подтверждены. Умер он в 1652 г. Его сын Казимир погиб на войне в Дании в окрестностях Копенгагена в 1658 г. Его владения перешли к его вдове Еве Спарр. После её смерти в 1662 г. земли в Хийтола, Вейяла, Кюлянлахти, Райваттала и Асила получил генерал-губернатор маршал барон Якко Юхан Таубе. Он прославился в войнах в Польше и Дании. С 1664 по 1681 гг. он был генерал-губернатором в Тарту, Кексгольме и затем в Ингерманландии. В 1668 г. Таубе выселил всех жителей из Асила и построил там большую усадьбу. Умер он в 1695 г. После его смерти земли перешли к его сыну Густаву Адаму Таубе.

Большие военные расходы вызвали в Швеции повышение налогов. В 1655 г. Карл X обложил всех землевладельцев «четвертиной». Все должны были платить налог в пользу короля ¼ часть урожая. Однако в Приладожье в это время шла война и в Кроноборге и Тиурула налог был введен в 1669 г. Однако Швеция все больше нуждалась в деньгах для ведения войны. Поэтому в 1680 г. Карл XI издал указ по которому все поместья приносящие годовой доход более 600 талеров забирались в казенное владение. Для управления казенными имениями назначались управляющие. Кроноборгское графство перешло к короне, а государственным управляющим стал управляющий Оксенштерна — Хенрик Принтц.

В 1684 г. было принято решение о передаче Кроноборгского графства в аренду. Большую часть получил в аренду Х. Принтц, остальное получили другие арендаторы. Арендаторы немедленно стали драть с крестьян три шкуры, и в 1685 г. крестьяне Кроноборгского графства подали королю жалобу на Х. Принтца. Король передал жалобу генерал-губернатору Кексгольма. Тот разобрался, назвал арендаторов кровопийцами, но крестьян примерно наказал, чтоб неповадно было жаловаться через его голову.

В 17 в. в Куркиёках на смену подсеки приходит трёхполье. По этой системе сажали сначала рожь, затем — овёс, а на третий год земля находилась под паром. Затем цикл повторялся. Однако в 1637 г. еще около 79 % хозяйств использовало подсечную систему земледелия. Землю обрабатывали бороной-суковаткой и деревянной сохой с железным наконечником, сохой с железным лемехом. Плуг был большой редкостью.

Во второй половине 16 в. начинается осушение болот.

В Куркиёкском погосте уже с 16 в. основной пищевой культурой была рожь. Озимую рожь сеяли 10 — 24 августа и получали урожай 1 к 9. Выращивали также репу, ячмень, овёс, гречиху и бобы. Нормой посева было 200 литров ржи и 400 литров ячменя на гектар. Из ржи пекли хлеб, а из ячменя варили пиво, готовили кашу и лепешки. Овес шел на корм лошадям. В небольших количествах выращивали пшеницу. Ячмень составлял 20 % от общего посева. Гречиху выращивали на песчаных склонах. Для производства пива выращивали хмель. Вероятно, также выращивали и другие овощи и зелень. В архивах сохранилась записка с перечнем товаров выборгского купца, где среди прочего перечислены семена латука, майорана, свеклы, моркови, пастернака. До появления в Карелии картофеля важным продуктом питания была репа. Репу сажали в большом количестве, и сеять ее было большим искусством. Семена сначала пропитывали еловой живицей, чтобы их не склевали птицы, а затем сеятели шли по полю, равномерно выплевывая изо рта семена. Хорошие сеятели славились по всей округе. Из технических культур выращивали лён и коноплю.

В районе было 12 частных мельниц и несколько казённых. Мельницы строили на реках и ручьях, но было и несколько ветряков. Многие мельницы были оборудованы пилами, на которых пилили бревна на доски. Самая крупная мельница была в Асила и принадлежала Родиону Лобанову, а затем и другим людям. Графу Оксенштерну принадлежали 3 мельницы. Мельниц было так много, что зерно для помола привозили из других мест.

Было также развито и животноводство. В Куркиёках, Тиурула и Яккима в 1637 г. было 2055 коров, 1471 телок, 1002 овец, 18 коз, 303 свиньи. Весной овец вывозили на острова и оставляли их на всё лето. Свиней иногда выращивали до 6-7 лет. Держали также кур для яиц. Много было гусей. Копченых гусей вывозили в Стокгольм. Молоко не пили, но использовали для производства простокваши и творога. Большое значение уделялось коневодству. Было принято, что в хозяйстве должно быть столько же лошадей, сколько взрослых мужчин. Лошади использовались в хозяйстве, а также специально выращивались на продажу за границу. Куркиёкские лошади славились на рынках России и Прибалтики. Большой ущерб хозяйству приносили волки, и все крестьяне должны были участвовать в облавах на них.

Дополнительный доход давала охота и рыбная ловля. Рыбу ловили сетями, вершами и мерёжами. Охотники мариновали дичь в уксусе и пряностях и продавали на рынках в городах. Рыбаки ловили рыбу неводом и с баркасов. В 1637 г. в Куркиёках было 39 неводов и 27 больших рыболовных баркасов. В устье реки Хиитоланйоки находился королевский лососевый промысел. Лосося ловили в течение трёх недель после схода льда (с 8 по 24 мая). Улов составлял около 1,5 тонн. Рыбу солили в бочках и отправляли в Стокгольм шведскому королю. Сети для рыбалки плели изо льна.

Все предметы домашнего обихода производились на месте. В то время летом носили одежду изо льна, а зимой из шерсти со льном. Женщины в каждом доме ткали и шили самостоятельно. Были также и профессиональные ткачи, и портные. На ярмарках в Выборге особенно славились Куркиёкские кнуты и хомуты. Железные предметы ковались деревенскими кузнецами. Эта профессия была очень сложной. Кузнец получал право работать самостоятельно только после 8-10 лет обучения. Большое рудное производство и кузницы находились в Сандалакше в районе п. Терву. Железо добывали из местной болотной руды.

В Куркиёкском погосте очень важным было производство дёгтя и смолы. Производством дёгтя занимались артели. Одна артель в год производила до 300 бочек дегтя для местных нужд и на продажу. За качеством следил специальный чиновник, который ставил на бочку специальное клеймо — знак качества.

Куркиёки имели судоверфь, на которой строили большие и малые суда. Большие суда были водоизмещением до 1500 ластов (водоизмещение в 3000 т.). Местные моряки ходили по всему Балтийскому морю. Крестьяне также были хорошими мореходами и торговали своими товарами по всей Ладоге.

Шведские законы запрещали торговлю на селе. Это также подрывало основы благосостояния карел, которые традиционно жили торговлей. Запрет постоянно нарушался и в 1627 г. королевским указом было разрешено торговать в деревнях на территории Кексгольмского лёна. В Куркиёках снова стала процветать торговля. В то время здесь проходили две ярмарки в году — весной и осенью. На ярмарки приезжали купцы из Кексгольма, Ниеншанца и Олонца.

В 1662 г. владелец Сиеклахти Густав Биелке обратился с просьбой разрешить проведение у себя ярмарки. Его просьбы была удовлетворена и раз в году ярмарка стала проходить и в Сиеклахти.

Куркиёкские купцы ездили с товарами в Ниеншанц, Олонец, Выборг, Стокгольм, Нарву и по всему Балтийскому морю. Для местного плавания использовали суда водоизмещением в 50 т. В Ниеншанце у куркиёкских купцов был свой склад и постоянный торговый представитель. Купцы должны были брать специальный патент для скупки и перепродажи товара, а крестьяне могли продавать только свою собственную продукцию. Основными предметами торговли были зерно, масло, воск, дёготь, меха, лён, конопля и шерстяная пряжа. За границей славились Куркиёкские лошади. Привозили в Куркиёки соль, пшеницу, пряности, табак, олово, текстиль. О повышении уровня жизни местных жителей говорит то, что на ярмарках появилось оконное стекло и голландские изразцы для печей, что по тем временам было очень престижным товаром.

Поскольку Куркиёкское графство располагалось вблизи границы с Россией, местные жители должны были входить в ополчение, и в Кроноборге стояла пограничная стража. Каждый житель должен был иметь ружье, нож, бердыш и по вызову являться к месту сбора. В Куркиёкском графстве процветала контрабанда из России. Контрабандисты на судах под покровом ночи приходили из Олонца и разгружали в укромных местах свой товар. Предметами контрабанды были соль, табак и дёготь (на дёготь была государственная монополия).

Большой доход приносила торговля спиртными напитками. Кабаки были казёнными, а кабатчик получал 1/14 часть от прибыли. Торговали пивом и крепкими напитками. Пиво кабатчики варили сами. Доход от одного кабака составлял 200-500 талеров в год.

Кроноборг имел свою пожарную команду. Пожары случались часто. В 1635 г. было 15 пожаров, в 1645 — 9, в 1646 — 11, в 1651 — 13.

От Ниеншанца в Кроноборг шла хорошая грунтовая дорога, проходившая через Лемпаала (Лемболово), Рауту (Сосново) и выходила к южному берегу оз. Суванто (Суходольского) в районе Тайпале. Далее продолжали путь зимой по льду озера, а летом на лодках до Кивиниеми (Лосево) на северном берегу озера. Далее дорога шла по западному берегу оз. Пюхяярви (Отрадное) к Кексгольму. Некоторые предпочитали от Тайпале продолжить путь по Ладожскому озеру до Кексгольма. От Кексгольма к Кроноборгу дорога проходила через Асила и Мустола. Далее из Кроноборга шли дороги в Савонлинна, Тюрья и Уукуниеми. От Кроноборга до Яккима хорошей дороги не было. Плохая дорога шла через Отсанлахти, Рунгонсуо, Тевоярви, Кумола. Оживленное движение было от Кроноборга к Терву. В Терву вела хорошая широкая дорога. Далее на судах продолжали путь в Сиеклахти и Микли. От Микли дорога шла через Реускула в Сортавала.

На дороге располагались постоялые дворы, в которых путники могли получить сменных лошадей, пищу и ночлег. Постоялые дворы были в Тиурула и Копсала (Березово). В Кроноборге постоялых дворов было много. Стоимость проезда была 6 эре за шведскую милю (10 км.). Ямщики должны были брать специальный патент.

Почта начала действовать в Финляндии с 1638 г. С 1642 г. появилась почта и в Куркиёки. Доставка письма из Кексгольма в Ниеншанц стоила 2 эре. С 1646 г. почта стала отправляться 1 раз в неделю. Содержать дорогу в порядке должны были местные жители. Следил за этим специальный чиновник, который мог также привлечь крестьян для ремонта дороги или моста. Сохранились судебные дела, в которых крестьяне штрафовались за плохое содержание дороги.

В 17 в. платили много разных налогов деньгами и натурой. Основной налог был 1.66 талера в год с взрослого мужчины. Платили также налог с урожая зерновых, с приплода скота, с улова рыбы. Существовали также налоги на содержание суда, школы, мостов и дорог. Кроме государственных налогов, крестьяне платили арендную плату графу Оксенштерну и другим землевладельцам. Налоговое бремя было очень тяжелым.

Часто случались неурожаи. Причиной могли быть заморозки, засуха, дожди и вредители. В 1695 г. дождливое лето погубило почти весь урожай. Следующие два года также были неблагоприятными. Начался голод. В летописях эти годы получили название «годы голодной смерти». От голода умерло 25 % населения.

Однако шведские власти продолжали жестоко взимать налоги. Начались крестьянские волнения. Куркиёкский крестьянин Лаури Килаппа возглавил делегацию к шведскому королю. Однако король крестьян не принял. Начался бунт. Крестьяне убивали сборщиков налогов и государственных чиновников. Для подавления бунта были посланы войска. Они жестоко подавили бунт. Килаппа был схвачен и казнен в Кексгольме. После этих голодных лет правительство разместило казенные зернохранилища в Тиурула и Куркиёках.

В 1683 г. все земли в Кексгольмском лёне были переданы Короне и бывшие владельцы превратились в арендаторов.

По материалам Куркиекского краеведческого центра.

Корела в составе Российской империи.

Фактически часть Карелии вошла в состав первой российской губернии ещё в 1708 году в период создания по указу Петра I Ингерманландской губернии и в 1710 году (Ингерманландия была захвачена в 1702 — 1704 гг., Выборг был взят штурмом в 1710 году).  Название Ингерманландской губернии, куда входила и часть Карелии, сохранилось недолго — в 1710 году губернию переименовали в Санкт-Петербургскую.

Карта Кексгольмского уезда. 1727.

В результате Северной войны в 1721 году был подписан Ништадский мирный договор, который изменил русско-шведскую границу, ранее закреплённую Столбовским мирным договором 1617 года. Швеция признала присоединение к России Лифляндии, Эстляндии, Ингерманландии, части Карелии (т. н. Старой Финляндии) и других территорий. Согласно Ништадскому мирному договору Швеция отдала России часть Кексгольмского лена, а также большую долю Выборгско-Нейшлотского лена, которые были объединены в Выборгскую провинцию. С 1719 по 1744 год Выборгская провинция входила в состав территории Санкт-Петербургской губернии. Городу Кореле было оставлено его шведское название Кексгольм.

Российский император гарантировал жителям присоединённых земель привилегии, в том числе свободу вероисповедания и сохранение шведских законов. Императрицей Елизаветой Петровной 27 октября 1742 года была подписана «Жалованная грамота городу Выборгу. О подтверждении всех прав и привилегий, сему городу данных» — первая конфирмация прав и привилегий Выборга за время его нахождения в составе Российской империи.

В 1743 году по Абоскому мирному договору Швеция уступила некоторые территории на юге Финляндии, в том числе города Нейшлот, Вильманстранд и Фридрихсгам. В административном отношении все эти территории составили Выборгскую губернию (в 1783—1796 годах именовалась Выборгским наместничеством, в 1802 — 1812 годах — Финляндской губернией), другая значительная часть Карелии в XVIII в. входила в Петербургскую, затем в Новгородскую губернии, а с 1784 г. — во вновь образованную Олонецкую губернию с центром в г. Петрозаводске, также небольшая часть Карелии находилась в составе Архангельской губернии. Территория Кексгольмской провинции вошла в Выборгскую губернию как Кексгольмский уезд, который впоследствии был разделён на три уезда: Нижнекексгольмский, Среднекексгольмский и Верхнекексгольмский.

На территориях, которые вошли в состав России в 1743 году, распространялось действие свода законов Шведского государства («Sveriges rikes lag»). Таким образом, в рамках одной губернии сохранялись два разных правовых пространства. На протяжении XVIII века Российская империя управляла Финляндией так же, как и остзейскими провинциями, сохраняя определённую автономию. В частности, особым центральным административно-судебным органом для этих земель была Юстиц-коллегия Лифляндских, Эстляндских и Финляндских дел.

В 1743 г. императрица Елизавета Петровна даровала графу Михаилу Илларионовичу Воронцову (в 1741 году он находился рядом с Елизаветой Петровной в ночь переворота, кроме того,  он был женат на двоюродной сестре императрицы Елизаветы Петровны графине Анне Карловне Скавронской) волости Яккима, Куркиёки и Париккала.

В 1781 году Яккима, Куркиёки и Париккала перешли графу Павлу Мартыновичу Скавронскому, внучатому племяннику Екатерины I. (Указом императрицы в январе 1727 её брат Карл возведен, с нисходящим его потомством, в графское Российской Империи достоинство). Кроме того, он был женат на племяннице князя Потемкина.

В 1783 году императрица Екатерина Великая вернула эти земли в казну.

В 1797 году Куркиёки и половина Яккима перешли Воронцовым. Впоследствии Екатерина Пембрук (дочь генерала от инфантерии графа Семена Романовича Воронцова) продала Куркиёки и часть земель Яккима тайному советнику, сенатору, графу Александру Григорьевичу Кушелеву-Безбородко. Его земли делились на три части:

  1. Терву с прилежащими деревнями Терваярви, Хухтерву, Костамоярви;
  2. Безбородко (Лумиваара, Ихала и др.);
  3. Кушелевка (Сорола, Коконниеми и др.).

Часть земель Яккима оставалась казенной.

Усадьба Лахденпохья в 1797 была продана монастырю Александра Невского, а в 1798 году Валаамскому монастырю и принадлежала ему некоторое время.

На деньги графа Михаила Ларионовича Воронцова во второй половине 18 века была построена кирха в Куркиёках, а со временем был произведен капитальный ремонт на средства  Екатерины Воронцовой-Пембрук. А граф Кушелев-Безбородко в середине 19 века пожертвовал на строительство Яккимской кирхи значительную сумму денег.

В 1808 г. началась новая война между Россией и Швецией. Войска под командованием генерала Ильи Ивановича Алексеева действовали на территории Финляндии. Однако боевые действия для русских складывались неудачно. Алексеев был отброшен к Сортавале (тогда Сердоболь). Положение изменилось со сменой командования. Прибывший в войска князь Михаил Петрович Долгорукий разбил шведские войска. Однако 15 октября 1808 г., в бою у Иденсалми князь был убит. Князь был очень знатным человеком, был женихом великой княжны Екатерины Павловны, сестры императора Александра I.

В 1809 г. был подписан Фридрихсгамский мир по которому Финляндия вошла в состав Российской империи. Финляндия стала называться Великим княжеством Финляндским, и получила относительную самостоятельность. У Финляндии были свой парламент, своя валюта, своя судебная система, своя армия. По сути дела, с этого момента Финляндия становится государством. Неофициально вновь присоединённые шведские провинции именовались «Новой Финляндией», а Финляндская губерния — «Старой Финляндией».

В качестве жеста доброй воли 23 декабря 1811 г. император Александр I издал указ о присоединении Финляндской губернии, в которую входил и Кексгольмский уезд, к Великому княжеству Финляндскому. После этого граница княжества Финляндского отодвинулась до г. Сестрорецка. Одним из результатов стало сокращение доли русскоязычного населения губернии вследствие массовой миграции вглубь России.

«Русская Финляндия» в составе Великого княжества Финляндского.

Название губернии снова было изменено на Выборгскую. Губерния была разбита на семь уездов: Выборгский, Кюми, Лапее, Яяски, Ряйсяля, Куркиёки и Сортавальский.

Два года понадобилось чтобы согласовать законы разных территорий. Огромные трудности вызвал вопрос о землевладении. Шведские законы не признавали крепостного права и рассматривали крестьян, как арендаторов с широкими правами на землю. В то же время большинство земель в Выборгской губернии принадлежали русским дворянам.

Конфликт арендаторов с землевладельцами с одной стороны и противоречие действовавших русских и шведских земельных законов с другой стороны обострились настолько, что в 1822 г. Финский сейм предложил Александру I вернуть Выборгскую губернию в состав России. Александр I отверг это предложение и создал комиссию под управлением генерал-губернатора Арсения Закревского для устранения земельных споров. Комиссия разработала новое земельное законодательство утвержденное в 1826 г. Николаем I. Крестьяне из земельных собственников  становились арендаторами. В 1837 году крестьяне, которые не подписали новый арендный договор были выселены со своих бывших земель. При введении этого указа в некоторых волостях были волнения и бунты.

По данным паспортной службы в период 1811-1850 года из округа переехало 9146 человек, в т.ч. из Яккима 4354, Куркиёки 3047, Хийтола 1745. Отъезд был связан в основном с перераспределением дарованных земель и с поиском работы.  В 1860-е годы многие уехали на строительство железной дороги.

Приезжих было незначительное количество. После раздела земель приезжих почти не принимали. Разрешение на жительство давалось после  собрания общины. В голодные годы 1866-1868 было принято около 70 финских шведов, переселенцев из северных финских провинций. Они были наделены землями и на 10 лет освобождены от налогов.

В период крестьянских волнений в 1850-е — 1860-е г.г. из-за неуплаты налогов некоторые  земли перестали приносить доход хозяевам.  Землевладельцы постепенно стали продавать их на аукционах в Петербурге. После реформы многим крестьянам удалось выкупить участки земли. Так, в 1871 году в Куркиёкской волости было уже 495 крестьян с собственными наделами. Подобные хозяйства стали образовываться и в других волостях. Процедура получения земель облегчилась с открытием в 1873 году специального государственного отдела по выкупу. К концу 1870-х годов завершился период выкупа, в результате которого образовалось множество мелких и несколько крупных хозяйств.

После 1812 года произошла реорганизация в армии, были образованы новые подразделения. Так, по царскому указу от 18.09.1812 было образовано 3 новых егерских полка, в т.ч. Выборгский. Призывники из Куркиёки, Яккима, Хийтола служили сначала в Выборге и после нескольких недель подготовки отправлялись  в гарнизон Санкт-Петербурга на 1,5 года.

Строящийся в это время Сайменский канал имел стратегическое значение. На строительство канала призывали как на воинскую повинность. Крестьяне работали также на строительстве укреплений в Выборге, Кексгольме и Савонлинне.

В XIX веке действовала государственная программа по обучению культуре земледелия, выпускалась литература, направлялись специальные государственные служащие для организации обучения крестьян и управляющих. Поощрялись хозяйства, которые внедряли новые технологии, строили долговременные дренажные системы, использовали  новое оборудование.

Постепенно развивалась  культура земледелия, были освоены и заболоченные участки с использованием системы мелиорации. Поля стали удобрять торфом с осушенных болот.  При осушении болот сначала отводили воду. Выждав, когда почва высохнет, сжигали и разравнивали болото, затем поле использовали под посев. Сеяли рожь и овес столько лет, сколько позволяло плодородие почв, после этого поле забрасывали на 20-30 лет. Первые годы, до зарастания кустарником, использовали выросшую осоку на покос.

Основными культурами были рожь и овес, дополнительными ячмень и пшеница. В 19 веке с большими трудностями было внедрено выращивание картофеля. Из-за разницы в плодородии почв и климате урожай картофеля в Куркиёках был 1:12,  в Яккима 1:8, а в Хийтоле 1:4. Картофель, брюкву, репу, капусту использовали, как дополнение к столу. Очень хорошими были сенокосные угодья и льняные поля.

Во второй половине 19 века была создана сеть государственных зернохранилищ, из которых крестьяне брали зерно в случае неурожайных лет. Ближайшее хранилище находилось в Кексгольме. 16.06.1844 на собрании общины Яккима крестьяне решили открыть свое зернохранилище и утвердили его устав. Каждое хозяйство должно было сдавать по две каппы ржи и овса ежегодно, пока объем сданного зерна не дойдет до 67 бочек и 24 капп ржи и 57 бочек и 11 капп овса (1 бочка — 146,5 литра или 32 каппы, 1 каппа — 4,6 литра ). С каждого, берущего зерно  взаймы брался налог — 3 каппы с одной бочки. Хранилище быстро заполнилось и вскоре там хранилось около 2 000 бочек зерна.

Для развития культуры сельского хозяйства в 1847 г. было основано Сельскохозяйственное общество Выборгской губернии.

В 1850-х и 1860-х прошел ряд неурожайных лет. Для посевов брали зерно в долг из государственных  зернохранилищ Кексгольма и Санкт-Петербурга. В 1865 году в хранилище Яккима осталось лишь 14 бочек ржи и 8 бочек овса. Было взято взаймы из хранилища Кексгольма 500 бочек ржи с обещанием вернуть через 2-3 года.

Но эти годы оказались еще хуже. Вслед за неурожаями последовал страшный голод, унесший многие сотни жизней. Из-за хорошо развитого земледелия Приладожская Карелия не сильно пострадала. Именно в эти годы из северных районов Финляндского княжества в Куркиёки и окрестности переехали многие семьи, чтобы спастись от голода.

Со  второй половины 19 века стало быстро развиваться молочное животноводство. Основанием послужило распоряжение Выборгского губернатора от 1844 года о том, что  прилежащие волости должны ежегодно поставлять в  Санкт-Петербург продукты животноводства: Яккима, Париккала и Куркиёки около 20 тонн животного жира, южная волость Кексгольма, включая Хийтолу — 17 тонн сливочного масла, 1 тонну жира.
В 1846-1850 гг. была построена кирпичная церковь в Яккима. Архитектором здания был К. Л. Энгель, а внутренних помещений – Себастьян Грипенберг. В 1977 г. церковь сгорела.

В 1857 г. барон Себастьян Грипенберг взял в аренду усадьбу Терву, где построил завод по производству масла и сыра по швейцарской технологии. Масло и  жирный сыр с особой торговой маркой возили на продажу в столицу. По такому же образцу были построены маслозаводы и в других усадьбах. После строительства заводов объемы вывозимого в Санкт-Петербург масла значительно возросли.

В 19 веке стали строить паровые пилорамы. Еще в 1834 году Нильс Арпп предпринял попытку построить первую паровую пилораму в Ристлахти, но ему не позволили из-за боязни конкуренции. В 60-х годах XIX века запрет был снят и паровые пилорамы стали строить по всей округе. Крупнейшая из них появилась в Тиуруле на заливе Пеконлахти в Хийтольской волости в 1865 г. После строительства железной дороги к ней была подведена узкоколейка. Вагонетки по ней таскали лошади.

В 1856 году в Крымскую кампанию прошел новый призыв в армию, но служба оказалась недолгой, так как в этом же году был заключен Парижский мир. Солдат Выборгского стрелкового полка привлекли к сооружению Сайменского канала, открытие которого состоялось в день коронации Александра II 7.9.1856 года. После открытия канала солдаты вернулись домой.

С 1857 года  на Ладоге появился первый пароход, он ходил из С.-Петербурга в Сортавала. В 60-е годы были построены специальные пристани для пароходов и в других портах Приладожья.

В 19 веке при Александре I, Николае I и Александре II были значительно улучшены дороги Приладожья. Дороги, соединяющие города и расположенные по пути мосты  строились и поддерживались за счет казны. В волостях были государственные  управляющие, которые нанимали людей для ремонта, строительства  и поддержания дорог. За каждым домом был закреплен свой участок, который следовало поддерживать по распоряжению управляющего. Дороги между  хуторами обслуживались самими хозяевами.

Купцы вывозили из Приладожских деревень в Санкт-Петербург рыбу, мясо, птицу, масло, сало, зерно, шкуры, меха, деготь. Они ездили по деревням в зимнее время, когда можно было проехать на санях. В деревнях они останавливались у знакомых, расплачиваясь копченым окороком или мешочком соли. Из города привозили галантерею, текстиль, скобяные товары.

Ремесло было побочным приработком. Крестьяне занимались своим обычным трудом, но осваивали дополнительные ремесла и принимали заказы у соседей. В деревнях и слободах были свои каменщики, печники, плотники, ткачи, гончары, краснодеревщики, кожевники, шорники. Профессиональные навыки передавались из поколения в поколение. В каждой деревне был свой кузнец. В прибрежных деревнях плели сети.

На слободе был постоялый двор, где могли переночевать дальние путники. Жители деревень приезжали  в церковь на службу. Чтобы было меньше нарушителей спокойствия, которые мешали проведению службы, во время воскресных дней и других праздников торговля в лавках и кабаках прекращалась накануне вечером и возобновлялась вечером следующего дня. Во все времена сохранялась подпольная торговля спиртным, о чем свидетельствуют многочисленные судебные записки. У наиболее влиятельных купцов существовала монополия на содержание постоялых дворов, кабаков и на торговлю некоторыми товарами, например, солью. При попытках нарушения монополии споры решались в судах.

Крестьяне могли торговать лишь продуктами своего труда. С 1859 года вышло послабление запрета на торговлю  в сельской местности. Было разрешено торговать в деревнях, расположенных не ближе 50 верст от города. Сразу же в Яккима, Хийтоле, Куркиёках появились свои торговцы из числа зажиточных крестьян.

В Хийтола находилась одна из первых народных школ в Приладожье, построенная в имении Ваавоя в 1871 г.

В 1873 г. в п. Куркиёки было открыто сельскохозяйственное училище, в дальнейшем прославившееся на всю Финляндию. В училище преподавал знаменитый ученый В. Рясянен. Училищу принадлежали 56 зданий, мельница и электростанция.

В 1878-1880 гг. была построена лютеранская церковь в Куркиёки. Церковь была построена по проекту Ф. А. Шестрема и имела высоту 52,5 м. Церковь сгорела от пожара в 1991 г.

В 1890-1894 гг. была построена железная дорога. Дорога проходила через Выборг – Антреа (Каменногорск)- Хийтола – Яккима – Сортавала. В 1908 г. был построен Элисенваарский вокзал в стиле модерн. Участок дороги от Выборга до Хийтола в 30-е годы был самым оживленным, а станция Элисенваара была одной из крупнейших узловых станций Финляндии.

В конце 18 — начале 19 века основным жилищем крестьян была курная изба. Так, в Яккимской волости в 1825 году было 996 курных изб и 51 изба с отоплением по белому. Избы больших семей имели размеры 7 саженей в длину и 6 в ширину. Изба имела прихожую. Обычно справа от двери стояла печь. За печью было небольшое место, которое обычно использовали для содержания домашней птицы зимой. Печь имела большие размеры, в топку помещалось много дров. Печь долго сохраняла тепло. Наверху была лежанка. Так же были места для хранения утвари и сушки дров. Слева от двери хранился овес или сено для лошади. Вдоль стен располагались скамьи, которые ночью служили местом для сна. В левом углу от двери стоял стол. На столе лежали деревянные ложки, которые строго обозначали место каждого члена семьи за столом. В центре избы был ход в подпол, где хранились припасы. Светец (для лучины) висел в углу печи. Свечами пользовались только по праздникам. Чистую работу выполняли в том же углу у печи. Там женщины ткали и пряли, а мужчины занимались мелким ремонтом.

Существовала так же другая форма строений, где под одной крышей объединялись изба и сарай. В холодной части хранились молочные продукты, утварь, а теплая служила жилищем. Иногда в избе отделялись комнаты. Позже, в конце 19 века в зажиточных семьях стали украшать печи изразцами и привозить из Петербурга мебель. В это же время стали использовать обои и краску для отделки стен.

Рядом с избой находились хлев, конюшня, дровяной сарай и немного поодаль амбары. Особой красотой выделялась клеть для хранения одежды. Баня по черному находилась чуть дальше от дома — на берегу реки или озера. Перед полем стояла рига, земляной пол которой основательно сушили, утрамбовывали, смолили и обмазывали глиной. Если рядом была плоская скала, то она  служила основанием риги.

Крестьянские дома не образовывали крупных деревень. Дом ставили на приглянувшемся удобном для строительства месте: небольшой скале, южном склоне горы, берегу реки или озера, острове. В центре прихода, где стояла церковь,  домов было больше и они образовывали улицы.

В 30-е годы в Выборгской губернии, как и по всей Финляндии начинается национальное движение. В 1833 г. в Выборге начинает выходить газета на финском языке ”Sanan Saattaja Viipurista”. В 1845 г. открылось Выборгское Финское Литературное общество. Целью этой деятельности являлось развитие финского языка и сближение всех классов общества на основе национальной идеи.

В 1847 г. издается первый финский букварь ”Uusi Aapiskirja”.

Вторым центром национального финского движения в Выборгской губернии становится Сортавала. Большую роль в этом играет открытая в 1880 г. сортавальская семинария и издаваемая ей газета ”Laatokka”.

Но наряду с национальным подъемом рождается и идея о «Великой Финляндии». Идея базировалась на объединении всех финно-угорских народов в одном государстве. В 1860 г. выходит книга Алквисто-Оксанена «Финское государство» в которой границы будущей «Великой Финляндии» простираются от Ботнического залива до Онежского озера и устья Северной Двины. В эти же годы среди последователей национальной идеи рождается и так называемый «карельский вопрос» связанный с присоединением к Финляндии и Восточной Карелии.

После 1811 г. православные приходы в Выборгской губернии были подчинены Петербургской епархии.

В 1812 г. в Выборгской губернии было 25000 православных прихожан. Большая часть их проживала в Приладожских районах. Самые многочисленные православные приходы были в Сортовальском и Салминском уездах. Число православных постоянно увеличивалось. Так в 1870 г. их было уже 35000, а в 1890 – 45000 человек.

В Куркиёкском уезде в 19 в. действовала только одна православная церковь в Тиуруле.

Указом 1815 г. предписывалось использовать финский язык в церковных богослужениях в финоязычных приходах. К 1865 г. были переведены на финский язык и изданы все необходимые для богослужения книги, а в 1883 г. вышел указ, согласно которому все православные священники в Финляндии должны были знать финский язык.

Православные дети получали начальное образование в церковно-приходских школах. Преподавание в них велось на финском и на русском языках, по желанию родителей. Образование в церковно-приходских школах велось на хорошем, современном уровне, во многом благодаря большой работе директора Сортавальской семинарии Сергея Окулова.

В 1892 г. была образована Финская православная епархия. В ее подчинение перешли все православные приходы Выборгской губернии. Первым епископом Финляндским и Выборгским стал Антоний.

Настоящая духовная жизнь сосредотачивалась в Валаамском и Коневецком монастырях, а также в основанном в 1895 г. женском монастыре в Линтуле. В конце 19 в., при игумене Дамаскине происходит активное строительство в Валааамском монастыре. Валаамские монахи построили в это время множество скитов на уединенных островах Ладожского озера.

В 1885 г. в Сортавала было основано православное братство Святых Сергия и Германа, которое с 1897 г. выпускает свою газету ”Aamun koitto”. Во главе братства стояли православные священники Михаил Казанский, Сергей Солнцев и Сергей Окулов.

Использованы материалы Куркиекского краеведческого центра, Д.Г. Хрусталёва «Северные крестоносцы. Русь в борьбе за сферы влияния в Восточной Прибалтике XII—XIII вв.» (www.m.a-nevsky.ru), www.parus.peterlife.ru и www.dic.academic.ru.

С 10.07.2019
Total Website Visits: 112401