Линнасаари — столица Гардарики.

Название Линнасаари (в переводе с финского — Городской или Крепостной остров) носят сразу три весьма примечательных острова у берегов Карельского перешейка. Больше всех знаменит Твердыш, на котором в 1293 году Торкель Кнутсон основал Выборг. Древний Ламберг, расположенный в километре от центра Сортавалы, старше Выборга на три тысячи лет. Третий Линнасаари (туристы называют его Шапкой Мономаха) находится точно посередине между ними — в северо-западном углу Ладоги, где в шхерном лабиринте основное направление её берега сворачивает под прямым углом.

Великий русский художник Николай Рерих несколько месяцев после революций (но ещё до эмиграции в Индию) жил в ближайшем к острову имении Терву мецената С.Л. Гуревича. Картина «Линнасаари» была написана им здесь между 1917 и 1919 годами.

О многочисленных городах средневековой Гардарики сохранились только предания, археологические и топонимические следы. В радиусе всего лишь 15 км от Линнасаари находятся крепости и городища Корела (Кексгольм, Кякисалми, Приозерск), Кроноборг, Линнамяки (Каарлахти, Кузнечное), Хийтола, Лопотти (Кирьяж, Куркийоки), Руйссаари, Терву, Рахоланъёки, Хямеэнлахти, Калмистомяки, Иивонниеми и Линналички (Асилан). Прежде в этих местах были стоянки древнего человека Вятиккя, Койонсаари, Кюлялахти и Тиурула (археологи датируют их VII-III тыс. до н.э.).

О грандиозном сражении начала VIII века за Карельские заливы упоминал датский хронист Саксон Грамматик. 6 из 16 (почти половина!) названных в тексте Ореховецкого мирного договора 1323 года пунктов, по которым определялась растянувшаяся на сотни вёрст граница между Швецией и Новгородской республикой, находились в непосредственной близости от Линнасаари, что явно указывает на особую важность этого места для обеих стран.

Гардарика и Русь.

Гардарика как государство образовалась около III-V веков нашей эры и просуществовала до XIII века, когда в результате долгих войн была поделена между Швецией и Новгородской республикой. К Руси она тоже имеет отношение. Но надо только договориться, что понимать под Русью. Я придерживаюсь точки зрения покойного Александра Шарымова, очерк которого «О Руси, варягах-русах и Рюрике Альдейгьюборгском». Вот три наиболее важных фрагмента оттуда:

«… Паранин обратил внимание на бытовавшую некогда в Восточной Европе систему для обозначения сторон горизонта и ориентации в пространстве. Называлась она «цветовой», а основывалась на Солнце. Юг в ней обозначался красным цветом, север — черным, восток — синим (голубым), а запад — белым. Далее надо было определить язык, в котором могло возникнуть имя, соответствующее изложенным принципам. Поиск привел к прибалтийско-финским языкам. При этом оказалось, что в одном из них, карельском, нашлись дивные слова: «ruskej» — «красный», и ряд производных: «rusko» — «заря», «румянец»; «ruskotaa» — «краснеть» и т.д. Никто до той поры (и до Паранина) толком над этим не задумывался. Очевидной стала лингвистическая основа слова «русь» как цветового символа южного элемента какой-то территориальной системы…».

И далее:

«… знаток фольклора академик Борис Александрович Рыбаков заметил в статье «Сампо и сейды»: «Возможно, что битва за Сампо — не столкновение финнов и карел с лапландцами (саамами), а соперничество родственных между собой южных финно-карельских племен с северными тоже финно-карельскими племенами, веровавшими в того же верховного бога Укко, что и южане». Обратите внимание: столкновение юга с севером, «красного» с «черным», «ruskej» с «musta»! Это — решающее для понимания будущей судьбы этнонима «русь» положение. Что оно означает? Во внутриплеменной борьбе южной части единого племени с северной (запечатленной в «Калевале», где борьба эта обрела вид битвы за Сампо), в борьбе «красного» с «черным», южная часть обособляется от северной — и при этом берет себе новое имя, как раз и связанное с ее географическим положением, то есть, «южная», «красная», «ruskej» — «русь»…».

Наконец, третий фрагмент очерка:

«… После призвания варягов во главе с Рюриком обширная страна, попавшая под их управление, стала называться Русью, что было естественно и понятно, ибо по отношению к земле варягов она занимала южное положение. Очевидно, в Приладожье, откуда мы выводим Рюрика, существовала страна с именем «Русь», однако вовсе не это было определяющим в наименовании земель, подчинившихся варягам, а южное направление варяжской экспансии. Позже, когда Олегом был взят Киев, название «Русь» распространилось и на Среднее Поднепровье. Это тоже было отражением развития Русского государства в южном направлении строго по меридиану». Северобалтийская русь, таким образом, отдала этническое свое имя тем многочисленным племенам (преимущественно — славянским), что жили к югу от Балтики и были со временем объединены в единое государство русами — князьями-варягами… Такие прецеденты в истории уже встречались. В 697 году по РХ орды хана Аспаруха напали на балканских славян, основали там Болгарское царство — и отдали новым подданным этническое имя, которое они принесли на Балканы с волжского Булгара… Что же до племени русь, то часть его продолжала жить на Карельском перешейке (он же — «остров русов»), по прошествии времени вернувшись, видимо, к имени, которым владела раньше.

Таким образом, «северобалтийская русь» вновь стала «корелой» …».

Где этот остров, где этот Holm?

Хочу поставить под сомнение официальную трактовку местоположения Хольмгарда. Начну с её цитирования в изложении Т.Н. Джаксон: «Хольмгард традиционно считается древнескандинавским обозначением Новгорода. О тождестве Хольмгарда и Новгорода говорится в одной из саг о древних временах — в «Саге о Хрольве Пешеходе»: «Главный стол конунга Гардов находится в Хольмгардаборге, который теперь зовется Ногардар». … Существующие в литературе объяснения происхождения и значения топонима весьма различны. Историки последнего столетия, преодолевшие ошибочное отождествление топонимов Хольмгард и Холмогоры (идущее от Тормода Торфеуса) и склонные видеть в Хольмгарде обозначение Новгорода, тем не менее понимают древнескандинавскую форму весьма противоречиво. В ней видят: 1) «Ильменский город» («Ильмень» > Holm), 2) «город на острове, островной город» (от ho’lmr «остров»), 3) «поселения в островной (во время паводка на Волхове) местности», 4) «Холм-город (т. е. укрепленное поселение Холм)».

Прежде всего, хочу обратить внимание на разнобой мнений среди профессионалов и на то, что к нынешней версии они пришли совсем недавно. Наконец, никто из них даже не задумался о причине переименования Хольмгардаборга в Ногардар. Мне кажется, что столица Гардарики была не переименована, а перенесена. Но не из Ладоги или Руссы (и уж никак не из Холмогор!), а именно из города на острове (!) Линнасаари.

Немного о несостоятельности версий. Несмотря даже на то, что торговая часть Новгорода фактически находится на острове (между Волховом и одним из его рукавов), считать его островным городом никому не приходит в голову. Остров сравнительно велик (более 10 км в длину и до 5 км в ширину), а рукав Волховец, напротив, узок и мелководен. При этом все столичные функции (Кремль, Софийский собор и пр.) сосредоточены на коренном (западном) берегу Волхова.

Ещё более притянутой за уши представляется версия «двуязычного топонима», в котором древнерусский «хълмъ» превратился в древнескандинавский «hоlmr». В сравнении с Приильменьем трудно найти столь же плоскую и низинную местность. Ссылка же на то, что «согласно летописным свидетельствам, Холмом именовался один из районов средневекового Новгорода в южной части Славенского конца», — примерно то же самое, как называть Москву Черемушками.

Валерий ФЕДОТОВ

С 10.07.2019
Total Website Visits: 104217